Институт истории им. Ш.Марджани
Академии наук Республики Татарстан
Fc54dd68a098a7f1de86c203e3300c7cf55663cb
24 июля 2017 г. в Музее исламской культуры пройдет Круглый стол «Татары и мусульмане в Германии: история и современность», организованный совместно с Институтом истории им. Ш.Марджани АН РТ и приуроченный к закрытию выставки «Турки, мавры, татары – мусульмане Пруссии и Германии»
20.07.2017

24 июля 2017 г. в 13.00 в Музее исламской культуры (мечеть Кул-Шариф Казанского Кремля) состоится круглый стол «Татары и мусульмане в Германии: история и современность» с участием Штефана Тайлига – директора Бранденбург-Прусского Музея (Вустрау) и Хассана Хааке -этнического немца-мусульманина, коллекционера Коранов.

Круглый стол, организованный совместно с Институтом истории им. Ш.Марджани АН РТ, приурочен к закрытию выставки «Турки, мавры, татары – мусульмане в Пруссии и Германии». У участников будет возможность познакомиться с историей мусульманской общины Германии и историей изучения ислама и Корана в этой стране. Вниманию зрителей будут представлены новые интервью очевидцев пребывания Мусы Джалиля в лагере в Вустрау, а так же записи татарских песен в исполнении татарских военнопленных Первой и Второй мировой войны.

Так же состоится передача в дар Музея-заповедника «Казанский Кремль» вновь найденных фотодокументов и книг по истории татар в Германии. Заключительную экскурсию по экспозиции проведет др. Штефан Тайлиг.

Интервью со Штефаном Тайлигом, директором Бранденбург-Прусского музея в Вустрау, заместителем директора ИКАТАТ и Мисте Хотопп-Рике, директором Института Кавказских, татарских и туркестанских исследований (ИКАТАТ), Магдебург.

Почему вы заинтересовались татарской темой? Есть ли какие-то личные причины для этого?

Ш.Т. – В ходе моих исследований у меня был первый контакт с татарской историей в контексте дипломатической истории. Я изучал первое посольство Османской империи в Берлин в 1763 году. Но в контексте этого я рассматривал истории и легенды о татарах: в контексте более старых дипломатических контактов с татарскими ханами, а также записок путешественников.

Позже, во время размышления о теме возможной кандидатской диссертации, я работал над историей мусульманских солдат в прусской армии в 18 веке, главным образом, выходцев из польско-литовских татар и татар из разных регионов России. Весь этот комплекс все больше расширялся, так что я стал изучать почти все виды контактов, например: татар – военнопленных, моду на ориентализм и т.д.

Так что эта тема с тех пор является частью моей жизни .... Все то, что мы традиционно знаем о национальной истории, почти исключает других, а также все межкультурные и межнациональные влияния. Но это неверно. На протяжении тысяч лет человечество – это гибридная структура постоянно меняющаяся: включающее в себя что-то новое или что-то теряющая.

Это вы можете увидеть даже в моей семейной истории.. Бабушка моей жены была из польских татар, но этот факт мы узнали лишь несколько лет назад. Как вы видите, история и наше ее восприятие меняется постоянно.

Каковы наиболее важные результаты ваших исследований?

Ш.Т. – Мирное сосуществование и культурный обмен, в том числе между разными религиями, не является исключением, это нормальное состояние в истории человечества. Всегда были контакты и коммуникационные процессы. Мы должны понять это. А также тот факт, что ислам является давней частью европейской идентичности.

М.Х. – Да, прогресс обществ всегда обеспечивался сосуществованием и миграциями, а не репрессиями и шовинизмом.

Мы сейчас находимся в переломном периоде, когда меняются наши представления о мире. Например, вместо длинной истории негативных татарских стереотипов («иконографии страха» или идеологии ксенофобии), сейчас мы видим татарских писателей, которые активно публикуются в Германии. Никогда прежде научные, культурные и экономические связи между нами не были ближе, чем в 21 веке. Это дает большие возможности. Утрата знаний о татарах в Западной Европе после Октябрьской революции – это также шанс для нового старта, но уже без старых предрассудков. Хорошим примером для иллюстрации темы ислама в Европе является до сих пор не исследованная история крымскотатарско-прусской дипломатии, история татарских поселений в Германии или мирное сосуществование христианства и ислама в Татарстане – еще недостаточно известная в Западной Европе.

Интересно ли это для немецкой публики?

М.Х. – Там, где мы представляем результаты наших исследований, будь то в форме семинаров, лекций, выставок, дискуссий или наших книг, мы испытываем живой интерес. Подготовка к нынешней выставке в Казани была анонсирована в нескольких газетах, журналах на радио и ТВ. Причина этого большого интереса также в истории: после 1917-1918 гг. мусульмане Восточной Европы и, следовательно, также татары исчезли с поля зрения общественности в Центральной Европе. Все было под заголовком «homo sovieticus». Как можно видеть на выставке, вплоть до Октябрьской революции во всех энциклопедиях на немецком языке, можно было найти до 30 страниц статей о татарской истории, языке и культуре. После того, как большевики пришли к власти, эти материалы исчезли или стали крайне короткими. Теперь, спустя 25 лет после крушения «железного занавеса», люди в Западной Европе заинтересованы в «забытой» или утраченной мусульманской культуре Восточной Европы ...

Ш.Т. – Очень любопытно наблюдать на протяжении лет, что опыт узнавания этих старых, но новых для них фактов, является для нашего общества экзотическим и странным (в положительном смысле) опытом.

Иногда это затрагивает точку зрения людей на ислам, а также на европейскую идентичность, потому что многие из них воспринимают Европу только в границах Европейского Союза, но не в ее реальном географическом измерении.

Можете ли вы кратко описать основную идею выставки?

Ш.Т. – Основная идея выставки, а также нашей работы в ICATAT заключается в том, чтобы показать, что ислам и христианство уже давно существуют в Европе бок о бок, что многоязычие, «гибридные идентичности» и многоконфессиональные общества почти всегда являются исторической нормой. Не существует мононациональных, этнически «чистых» культур, и наша европейская сила прогресса всегда основывалась на обогащающем нас разнообразии. Так люди иных культур, появляющиеся среди нас сначала как незнакомцы, часто оказываются очень близки нам и обогащает общество большинства, независимо от того это немцы на Волге или татары на Эльбе и Шпрее.

Особенно в период между 14 и 18 вв. многоязычие не было исключением, это было правило. Это не означает, что каждый мог говорить на разных языках, как на своем родном. Но было нормальным слушать и слушать вокруг разные языки. В особые моменты – особенно в контактных и торговых зонах, би- и трилингуализм, а также переключение культурных кодов были обычным явлением. Посмотрите на Прибалтику или северную Польшу или Черноморский бассейн. Такая же ситуация была на речных берегах или в городах вблизи мостов, переправ, перекрестков дорог и горных перевалов. Торговля всегда побуждает нас к контактам и контакты ведут к обмену информацией и узнаванию друг друга.

Каковы наиболее важные экспонаты этой выставки?

Ш.Т. – Для меня самые важные экспонаты – это Кораны переведенные на немецкий язык и изданные сотни лет назад. Они показывают, что ислам всегда был частью немецкоязычной культуры. А так же экспонаты подтверждающие, что татары-мусульмане присутствуют на территории Германии уже на протяжении 500 лет. Так же думаю публике будут интересны повседневные предметы связанные с модой на ориентализм и позитивным образом тюрко-татар и мусульман в 18-19 вв.: табакерки, куклы, монеты и т.д.

М.Х. – Для меня лично, самый важный экспонат – это, несомненно, татарская деревянная люстра, изготовленная мастером Насибуллой, которую мы нашли в моем родном городе Гарделеген.

Как вы пришли к мысли представить выставку в Казани?

Ш.Т. – Это было вполне естественным, учитывая, что нашим девизом является «Наш подход – это не только исследование о татарах (как у многих других западных институтов), но совместные с татарскими коллегами исследования». Изучая тему «Европа и ислам» уже на протяжении ряда лет, мы понимали, что тематика выставки будет востребована в Казани, и обсудив это с нашими коллегами из Татарстана, мы решили вместе предпринять этот большой проект ...

Вы первый раз в Казани, ваши впечатления о городе?

Ш.Т. – Я был восхищен и все еще нахожусь под впечатлением от Казани. Это был мой первый приезд, но, определенно, не последний. В июле я собираюсь приехать на закрытие выставки, тогда, я надеюсь у нас будет больше времени, чтобы увидеть город.

М.Х. – Я на протяжении 11 лет бываю в Татарстане примерно два раза в год, читаю лекции и работаю вместе с нашими партнерами в АН РТ и КФУ, а также с ВКТ, Музеем Мусы Джалиля, Государственным архивом РТ или «Немецким домом» в Казани .... Когда я впервые приехал в Казань, несколько дней было холодно, шел мокрый снег. Я просто хотел поскорее вернуться домой. Сегодня, когда я приезжаю сюда, чувствуя словно возвращаюсь в родной дом, здесь у меня много друзей!